Seventh-Day Adventist Church

Жизнь и Здоровье Здоровье в наших руках...

Menu
Вино и сердце. Существует ли«французский парадокс»?

Вино и сердце. Существует ли«французский парадокс»?

«Не будь между упивающимися вином»
Библия, Книга Притч, 23 глава, 20 стих

В 1950 г. появилось такое понятие, как средиземноморская диета. Тогда и медиками, и общественностью, и журналиста­ми было отмечено, что жители острова Крит и Греции болеют онкологическими и коронарными заболеваниями значитель­но меньше, чем представители других стран Европы. Когда проанализировали рацион питания греков и критян, все убе­дились в его простоте: овощи, фрукты, злаковые, мало жиров животного происхождения, много соков, рыбы. Пища гото­вится на оливковом масле, в меню очень редко встречаются пирожные. Южане едят мало мяса, во время приема пищи ежедневно выпивают немного вина, много трудятся. Своей диетой гордятся, советуют всем желающим следовать их при­меру. Так и появилось понятие «средиземноморская диета».

В 70-х гг. прошлого столетия в литературе на медицинскую тематику много писалось о пользе бокала красного вина, вы­пиваемого ежедневно. Это считалось одним из методов укре­пления сердца, очищения кровеносных сосудов, флоры же­лудка. Как результат – продажа винной продукции в середине 70-х гг. увеличилась на 40 %.

На протяжении столетий правда о действии алкоголя на здоровье человека подменялась вымыслами, которые прини­мались как должное, поскольку небольшое количество игри­стого вина поднимает настроение, улучшает самочувствие, помогает снять стресс, победить страх, расслабиться.

Известно, что алкоголь в организме мужчины и жен­щины действует по-разному. У здорового мужчины на 1 кг веса усваивается 100 мг алкоголя. У женщин этот показатель на 15–20 % меньше. После употребления полутора литров вина в организме мужчины в течение 4 часов остается 75% неизмененного алкоголя. На следующее утро остаток составляет 50 %. Отсюда возникает токсикоз, то есть отравление организма продуктами метаболизма алкоголя. Результаты токси­коза: головная боль, неприятный запах изо рта, пред­расположенность к рвоте, головокружение, пунцовый цвет лица, потливость.

Молекулы алкоголя очень легко растворяются в воде и жирах. Эта смесь легко движется по сосудам, проникает в кровь сквозь стенки желудка и доходит до коры головного мозга. Реакции человека становят­ся замедленными, движения - неуклюжими, речь – путанной, с нецензурными словами. Как правило, ис­чезает чувство страха, печаль, неуверенность.

Вследствие динамики роста потребления пива за последние годы резко увеличилось число дорожно-транспортных проис­шествий. Казалось бы, какой вред может причинить бутылоч­ка выпитого пива или стакан вина, глоток водки или коньяка? Однако замедленная реакция не позволяет водителю мгно­венно принять правильное решение в определенной дорож­ной ситуации. Особенно это опасно в темное время суток.

К сожалению, далеко не все знают, что алкогольная кар­диомиопатия1 более распространенное заболевание, раз­вивающееся вследствие употребления алкоголя, чем цирроз печени. И в первом и во втором случаях мы имеем дело с раз­рушительным воздействием алкоголя, но пьяный водитель за рулем вряд ли скончается от цирроза печени, а вероятность умереть от сердечного приступа намного выше.

И все же человек упрям по своей натуре, особенно, если существует некая «обнадеживающая» информация о целеб­ных свойствах красного вина или коньяка. Как указывалось выше, в 70-е гг. прошлого столетия во весь голос заговори­ли о «французском парадоксе». Сравнив смертность в США и во Франции, пришли к выводу, что французы живут дольше американцев, хотя питаются они почти одинаково: едят мно­го мяса (холестерин), твердых сычужных сыров (молочный жир), мучного и т. д. Разница лишь в том, что обильную пищу французы запивают хорошим вином, чего не делают амери­канцы.

Сегодня, в начале XXI в., наблюдается новый парадокс. Французы употребляют клетчатки и орехов в три раза боль­ше, чем англичане, но количество летальных исходов по причине инфаркта миокарда и во Франции и в Англии почти одинаково. Идентично и потребление алкоголя на душу на­селения, хотя во Франции пьют больше вина, а в Англии – виски. Значит, причина инфаркта миокарда – в употреблении спиртного и его последствиях.

Профессор Вольфсон из Лондонского института профи­лактической медицины уверен, что, несмотря на то, ка­кое количество спиртного выпивает человек, через 30–40 лет результаты будут плачевными. За 30 лет на­копятся различные предпосылки для сердечного при­ступа. Инфаркт неминуем – у кого раньше, у кого поз­же. В медицинском освидетельствовании никогда не напишут, что скончавшийся пил в течение 30–40 лет, а укажут причину смерти – инфаркт миокарда, цирроз печени, рак, инсульт.

Ещё один пример связан с курящими женщинами. В Англии таковых на 9 % больше, чем во Франции, и на 30 % больше, чем в Америке. Обратимся к статистике: в какой из трех стран умирает большее количество женщин по причине инфаркта? В Англии!

Лауреат Нобелевской премии Сент-Джиорджи писал: «У каждой проблемы, даже самой сложной, есть свой чрез­вычайно простой ответ. Но зачастую с ним не считают­ся». Как хорошо подходит эта цитата к дискуссии о «фран­цузском парадоксе»! Французы живут дольше других, но все

1 Кардиомиопатия алкогольная – наиболее частое заболевание, вызванное употреблением алкоголя; оно связано с дистрофиче­скими изменениями миокарда и проявляется болями в области сердца, различными нарушениями ритма и симптомами сердеч­ной недостаточности. 15

равно повально умирают от инфаркта, а основной причи­ной сердечного приступа во Франции является длительное, с отягчающими последствиями употребление вина. «Винный инфаркт»!

Профессор Кэрол Харт из университета Глазго, Шотландия, и департамент социальной медицины в Бристоле, Англия, на протяжении 21 года вели наблюдение и обследовали 5766 мужчин в возрасте от 35 до 64 лет, употребляющих алкоголь. Предполагалось, что малые дозы алкоголя смогут очистить кровь от жиров, а сосуды – от жировых наслоений, и тем са­мым улучшат циркуляцию крови в организме. Но результат оказался обратным. Те, кто употреблял малые дозы алко­голя, настолько привыкли к нему, что рюмка спиртного стала для них «глотком воздуха». Со временем такие «дозировано» пьющие перешли на употребление все большего количества алкоголя и дошли до хронического заболевания. А где хронический алкоголизм, там и сердечно-сосудистые заболевания, и это несмотря на то, что англичане и шотландцы употребляют алкогольные напитки вы­сокого качества (British Medical Journal, 1999; 318:1725-1729).

Дж. Шварцбаум и его коллеги из университета штата Огайо, США, выступая на 33-й сессии Всемир­ной ассоциации в области эпидемиоло­гических исследований в г. Сиэтле, со всей уверенностью заявили, что малые дозы алкоголя, которые, казалось бы, должны расширять сосуды и растворять в крови жиры, отнюдь не способствуют профилактике атеросклероза и сердечной недостаточности. По этому поводу было обследовано 1568 мужчин с сердечно-сосудистыми заболеваниями, употреблявших в той или иной мере спирт­ные напитки. Дж. Щварцбаум также заметил, что те мужчины до 34 лет и женщины до 45 лет, которые вовсе не употребляли алкоголь в своей жизни, не подвергались риску возникновения аритмий и другой сердечно-сосудистой патологии, в том числе гипертонии и атеросклероза (N Eng J Med 2005; 352: 596-607).

А. Шарпер и С. Варинамези в тече­ние 13 лет вели наблюдение за 7169 мужчинами, употреблявшими неболь­шое количество алкоголя и не счи­тавшими себя хронически пьющими (по их мнению, небольшая доза алкоголя «делает в орга­низме свое дело»). Но когда тот или иной мужчина попадал в больницу с диагнозом «предынфарктное состояние» или «ин­фаркт», его точка зрения менялась. Медики-исследователи в одной из своих научных статей писали: «Было бы очень хорошо, если бы малопьющий человек не драз­нил непьющего или воздерживающегося словами, что пару капель виски ему не помешают...»

Я вспоминаю историю моего приятеля. Мы познакомились с ним в Крайове. Он вырос в семье, где никто не пил и не курил. Закончив «на отлично» среднюю школу в г. Банилова Крепость (Четатя), он поступил в государственный медицин­ский институт в Бухаресте, где также учился только на «от­лично», веря, что стать хорошим медиком – это его призва­ние. Но в Бухаресте жизнь во многом отличалась от жизни в его маленьком городке: много интересных людей, частые встречи, общение. Кто-то подносит фужер шампанского или вина, кто-то желает угостить сигаретой... С первой рюмкой, с первой сигаретой жизнь, казалось, обрела новое, более яр­кое наполнение. Выпивка и курение вошли у него в привычку.

Все же мединститут приятель закончил вполне успешно, получил «красный» диплом. Открывались возможности для будущей самостоятельной жизни молодого специалиста. Выпускника вуза интересовала нейрохирургия, и он начал практику врача-нейрохирурга. Коллеги и пациенты отмечали неподдельный интерес хирурга к каждому больному, его ис­креннее желание помочь, вылечить, сделать экстренную опе­рацию, подчас даже очень сложную. Ему все удавалось, все восхищались им, но... Там, где друзья, благодарные пациен­ты, поклонники, – алкоголь льется рекой.

Со временем врач стал нервным и замкнутым. У него на­чали трястись руки, и операции, где он был ответственным, более опытным хирургом, превращались в шумную риторику выпивающего доктора. Он начинал, но не мог довести опера­ции до конца, и менее опытные коллеги должны были вме­шиваться и заканчивать их. Пациенты перестали обращаться в эту клинику, видя, что происходит там по вине пьющего хирурга. Падение и деградация стали очевидны. Увольнение с работы, крах семьи, хронический алкоголизм и презрение людей… Финал истории был ужасным: бывший хирург пьяным заснул в постели с дымящейся сигаретой в руках. Он сам и большая часть квартиры сгорели.

Кто-то сказал, что умеренное употребление алкоголя – «это школа воспитания будущих пьяниц». Вот что пи­сал профессор анатомии университета штата Каролина, США, Мелвин Найсли: «Поверьте мне, я тоже когда-то пил, считая, что пью умеренно. Я вовремя остановился и стал полно­стью воздерживающимся. Как врач, хоро­шо знакомый с функциональными сбоями в работе внутренних органов человека, говорю вам: глоток спиртного, бутылка пива или рюмка ликера препятствуют полноценному поступлению кислорода в мозг. Вы больше действуете, чем думае­те, больше говорите, чем молчите. Еще пару стаканчиков – и вы все в большей мере ставите под удар мозг, сердце, поджелудочную железу и печень. В следу­ющий раз, когда вам захочется немножко выпить, а под рукой не окажется спирт­ного, вы нанесете тяжелейший удар сво­ей нервной системе».

В 1999 г. на съезде Европейской ассоциации кардиологов доктор Дело-гериль, Франция, заявил, что человеку с повышенным риском развития инфаркта категорически запрещается употреблять даже вино, не говоря уже о крепких спиртных напитках. Следует помнить, что сердце может не выдержать удвоенной нагрузки, учитывая проблему с сосудами сердца.

Доктор Дж. Голдберг пишет: «Мы дошли до абсурда, счи­тая, что немного вина – это та медикаментозная доза, которая предупредит сердечно-сосудистые заболевания. Позволю спросить: если алкоголь может рассматриваться как лечебное средство, то не лучше ли было фармацевти­ческим предприятиям выпускать спиртное вместо меди­каментов? Но, к счастью, разум всё-таки ещё доминирует в фармацевтике» (N Еng J Меd 2003; 348: 163-164).

Специалисты неустанно повторяют: «Употребление водки, вина, пива – это не только «разогрев» крови, как это ка­жется на первый взгляд, это процессы брожения в крови. Перекиси чувствуют себя в крови более чем комфортно, они превращают ее в пенообразную массу. Подогрейте на огне вино или пиво, и вы увидите образующуюся белую пену. Тот же процесс происходит и в крови пьяного человека».

Интересная особенность: виноградный сок (не перебро­дивший!) является антиоксидантным средством. Но стоит соку перебродить, как он становится окислите­лем, стимулятором перекисного окисления. Существует множество овощей и фруктов – настоящих антиоксидантов: клубника, земляника, шпинат, свекла, цветная капуста и т. д. Используйте их для укрепления вашего здоровья (Am J Clin Nutr 2004; 79:123-130)

 

Добавьте ваш комментарий

Чтобы добавить комментарий, вам необходимо войти или зарегистрироваться.